Волжский Вторник, 16 июля
Общество, 17.08.2023 11:27

20 детей в одном доме: как волжанка создала гигантскую семью после врачебной ошибки

Волжанка Жанна Куваева известна в Волжском как приемная и многодетная мама. Но мало кто знает, что на  самом деле кровных детей у нее нет. Похоже на сложную загадку? Разберемся вместе.

Фото: личный архив Ж. Куваевой

— В своей семье вы были единственным ребенком?

— Да, и очень тяготилась этим. Мечтала все детство о братике или сестренке. Двоюродных было много, а родными родители не порадовали. Мама и папа у меня обычные и трудолюбивые люди. Всю жизнь работали на земле, были фермерами. Мое же детство прошло весело у родственников в молдавской деревне.


Наверное, именно там и зародилась мечта о большой семье. До сих пор помню, как мы, дети, прибегали с речки, а на столе мамалыга (каша из кукурузной муки). Кстати, всех своих детей я научила варить мамалыгу правильно. Частенько ее варим и вместе едим — это как привет из детства.


Фото: личный архив Ж. Куваевой

— Как получилось, что в вашей семье только приемные дети?

— Из-за роковой ошибки врачей я лишилась возможности рожать детей сама. Много лет переживала эту драму, терзалась. Однажды решение пришло само – усыновление. Стала искать себе ребеночка, но вмешалась судьба. Родственница работала тогда в одном из родильных домов на Украине. Позвонила и рассказала, что у них родилась малышка, а мать хочет написать отказ. Меня как в сердце кольнуло – моя! Собралась и на машине с отцом выехала.

Сложный разговор был с той женщиной. Она рассказала, что у нее есть две дочери в браке. А третью, мою, она нагуляла, пока муж был в командировке. Всю беременность утягивалась, чтобы соседи и маленькие дочери не узнали о беременности, а рожать поехала в соседнюю область. Договорились с ней, что она отказывается от ребенка официально, а я усыновляю сразу. Оформили все быстро, и я уехала с дочкой на руках. Я на прощание оставила биологической матери золотое кольцо – как подарок за ребенка.


Фото: личный архив Ж. Куваевой

— Как ваши родители отнеслись к этому поступку?

— Отец поддержал во всем, ездил со мной за дочкой. А мать сначала была против. У нее были предрассудки в роде: «гены плохие, алкоголики и наркоманы родители». Но со временем она полюбила внучку, и стала детям даже ближе, чем я.

Сидели с внучкой, пока я работала на заводе бухгалтером, водили ее в музыкальную школу. Кстати, то что моя дочь хорошо училась в музыкальной и общеобразовательной школе – это заслуга моих родителей. Именно их внимание дало такие результаты.

— Ваша дочь знает, что она приемная?

— Не знала до 16 лет. После того как умер мой отец, она очень страдала по нему, была в депрессии. Чтобы отвлечь ее немного от горя, я рассказала ей. Конечно, первое время было отрицание. Она даже начала курить, чтобы досадить всему миру. Но потом осмыслив все, просто сказала: «Ты моя мама и другой мне не надо».

Рассказала и о биологической матери. Дочь нашла сестер в соцсетях и написала одной из них о себе. Но те не поверили и потребовали тест ДНК. Дочка не стала ничего им доказывать и прекратила общение. Кстати, все три сестры очень похожи, рыжие красавицы. Сейчас моя дочь живет в Москве, купила там квартиру и работает в крупном банке. Всегда с нетерпением жду ее приезд домой, да и сама часто навещаю ее в столице.



— Но она была не единственным ребенком в семье. Когда и как появились остальные?

— Алине было лет 5, когда я познакомилась с женщиной, у которой были приемные дети. До этого я считала, что возможно только усыновление, а опека не дается одинокой женщине без мужа. Но, как оказалось, таких ограничений не существует. Я убедилась, что по закону, могу взять и других детей, подсчитала, чтобы хватало средств, сил и времени.  Когда все сошлось — решилась на других детей. Я очень хотело, чтобы у моей дочери были братья и сестры. Помню, что сама мечтала о них в ее возрасте. 

Второй приемной дочерью стала Олеся. Девочка сложная с диагнозом «туберкулез», но взялись и стали лечить, воспитывать. В 16 лет ей захотелось вольной жизни, и она уехала к своему дедушке в деревню.

Третьим приемным ребенком стал Василий. Тут просто история как в кино. Смотрела программу «Пока все дома» и увидела 10-летнего мальчика, которому искали семью. Я тут же позвонила и спустя неделю уже была в городе Талдом, оттуда забрала его и привезла в Волжский.

  
Фото: личный архив Ж. Куваевой

— Остальных детей вы брали уже в подростковом возрасте. Они провели много лет в казенном учреждении. Их поведение отличалось от «домашних» детей?

— Очень сильно. Подростки из детских домов — это маленькие взрослые с поломанной психикой. У некоторых родители убивали друг друга на глазах у малышей, кто-то сам подвергся насилию в биологической семье. Страшно, что они считают ту жизнь нормой — другую они не знали.

Были и девочки-нимфоманки. Тяжело привыкать им к нормальной семейной жизни. Многие дети видели постельное белье и мылись только в детском доме. Кто-то перенес такой стресс, что весь подростковый период по-маленькому ходит ночью в кровать.

Было все с приемным моими: и воровали в магазинах, и сбегали из дому. Но всегда мы находили общий язык – надо просто «влезть в шкуру», и тогда поймешь, почему они это сделали.

У меня довольно строгие правила в семье. У каждого есть обязанности и дежурство. Через мою семью на сегодняшний момент прошло уже более 20 детей. Пусть у меня нет кровного ребенка – у меня 20 родных и внуки!


Фото: личный архив Ж. Куваевой

— Далекие от приемного материнства люди считают, что за детей платят огромные суммы, которые помогают обогатиться опекунам. Это так?

— Очень большие — 9 000 рублей. На эти деньги надо накормить, обуть, одеть ребенка, лекарства купить в случае чего. Хорошо, что у ребенка есть пенсия по потере кормильца — вот это большая помощь. Но в основном сейчас социальные сироты, они таких доплат не получают.

В данный момент у меня проживают брат и сестра, которые ждут освобождения своей мамы из тюрьмы. Общаются с ней – пишут письма и ждут. Хорошо, что в последнее время опекунские приходят без задержек. В начале 2000-х была большая задержка по этим выплатам. Мне после работы приходилось ходить в темноте и собирать бутылки. Мыла и сдавала, чтобы у моих детей на столе всегда была приличная еда.

— У вас дома постоянно с десяток детей, а иногда и внуки приезжают. Где все помещаетесь? 

—У меня дом, вернее жилая дача в СНТ в черте города. В доме три спальни и одна большая кухня-гостиная, где мы все собираемся. В данный момент у меня два мальчика, Дмитрий и Саша, и девочки, Виктория, Ксюша, Катерина, Ксюша и Кира. Мальчики и девочки, естественно, в разных комнатах. Виктория учится в техникуме, а остальные посещают школу №3. Большая и дружная семья. Помогает воспитывать детей моя мама. Дети очень любят ее и зовут ласково бабулей. Все мое внимание сейчас направлено именно на них, поэтому с работой я распрощалась, когда начала брать малышей под опеку. Моя профессия сегодня — любящая мама и домохозяйка с большим огородом. 

Летом весте с детьми на огороде работаем, разводим кур. Зимой развлекаю дочек вязанием, рисуем много — сейчас нам очень полюбились картины по номерам. Проводим вечера вместе за общим хобби.

Взрослые приемные дети уже обзавелись своими семьями. Я теперь счастливая бабушка. Периодически привозят нянчиться.
— Как получилось, что красивая и сильная женщина без второй половинки?

— Не судьба. Думаю, что мужчин отталкивает такое количество детей, боятся они. Посмотрите вокруг – мужики сейчас от родных детей бегут, боясь ответственности, а у меня и коррекционные дети есть. Конечно, хочется иметь рядом надежное мужское плечо. Место главы семьи у нас вакантно!


Фото: личный архив Ж. Куваевой
 — Вы состоялись как мать и бабушка. Хочется закончить фразой из кинофильма: «Что вы ждете от жизни»?

—Я жду ребенка. Вернее трех. Так получилось, что три брата 5,7 и 9 лет остались круглыми сиротами. В данный момент оформляю на них опеку.



Фото: личный архив Ж. Куваевой

Напомним, что накануне 12 декабря в федеральных СМИ появились сообщения, что Минпросвещения России планирует ввести единую школьную форму. Соответствующие поправки в закон № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» могут быть приняты до конца этого года.«Блокнот Волжский» узнал мнение волжанки, приемной матери 8-ми детей Жанны Куваевой. Многодетная мать прокомментировала нововведение. 

Конечно, единая школьная форма дисциплинирует учеников, и создает иллюзию равенства, хотя бы в стенах учебного заведения. Для родителей это тоже в общем то выгодно – покупаешь форму — ребенок носит ее весь год. Но покупка формы отразится на семейном бюджете родителей. Ведь маловероятно, что затраты на школьную форму будут компенсировать родителям. У меня 8 приемных детей, приличная школьная форма стоит от 3 000 рублей умножаем – 24 000 рублей просто возьми и заплати, помимо других школьных затрат: канцелярии, ранцев, обуви и т.д. Кстати, в Москве многодетным семьям выплачивают энную сумму на покупку школьной формы,- рассказала волжанка.




Светлана Джигарос

Новости на Блoкнoт-Волжский

Будь в курсе событий!
Подпишись на «Блокнот Волжский»
в Телеграм.

Подписаться

  Тема: Лица нашего города Волжский  
кровныхне имеюродныхдетейволжанкарассказалабытьприемноймамой
4
0