Волжский Среда, 17 апреля
Общество, 02.04.2024 17:30

«Врачи вытащили меня с того света»: почему пересадка органов – не навсегда

В Волжском находится филиал крупнейшего в России Центра трансплантации органов имени Шумакова. «Блокнот Волжский» побывал в гостях у ребят, которые вот уже год ожидают пересадки донорского органа. Все это время они живут в Волжском.

В квартире в новой части города проживают сразу трое ребят из Якутска. Одна из них, Надежда Алексеева, пообщалась с корреспондентом и рассказала кого это – жить на диализе и ждать долгожданной пересадки.


Переезд и лечение



- Ты живешь здесь не одна. У тебя соседи, которые тоже проходят лечение в центре Шумакова?

- Да, все верно. Год назад я приехала в Волжский и в больнице же сразу познакомилась с девочкой. Решили, что будем вместе жить. Мы одногодки и сразу нашли общий язык, общие интересы. Она тоже из Якутии. Вначале жили вдвоем, потом мы познакомились с нашим другом Колей. Нашли квартиру побольше и съехались. Здесь мы живем около четырех месяцев. Очень весело вместе. Я работаю, поэтому я больше времени не с ребятами провожу. А в выходные, после диализа прихожу вечером, проводим время вместе.

- Ты заговорила про диализ. Расскажи, пожалуйста, что это вообще за процедура. Как часто нужно ее делать людям с больными почками.

- На диализ попадают люди уже с пятой стадии хронической почечной недостаточности, когда функции почек нет, поэтому они ходят на диализ, чтобы очищать организм от шлаков и выводить лишнюю жидкость. «Диализники» не выделяют жидкость. Это убирается только за счет диализа.

- То есть вы не ходите в туалет вообще?

- Грубо говоря, да. Мы вывозим жидкость с помощью диализа. Эту процедуру делают три раза в неделю. Одна длится в течение 4 часов.

- А какие ощущения при этом?

- Болевых ощущений нет. Только подключение. То есть на диализе иглы очень толстые и, конечно же, это больно, но в первые пару секунд. У меня есть фистула. Это искусственно созданный канал. Делается для того, чтобы образовать такие вены толстые, чтобы тут был кровоток сильный. Для чего это надо? Для того, чтобы подключать к аппарату искусственной почки. Скорость большая у аппарата, поэтому там иглы толстые идут очень. Для этого и нужны вот такие вот толстенькие вены.

Детство и диагноз



- Тебе поставили этот диагноз в детстве?

- Да. Вначале был гломерулонефрит. Это протекает по-разному у всех. У меня дошло до ХП - хронической почечной недостаточности пятой стадии. Его мне поставили где-то к девяти-восьми годам. И сразу я попала на диализ. Мне поставили катетер. Это уже потом мне сделали фистулу такую, только у меня в левой руке была. Я просыпала в 7:00 утра и шла на диализ в первую смену, потом на уроки.

- В детстве не было обидно, что вместо игры со сверстниками приходилось по 4 часа находиться в больнице?

- У меня это пришло уже в осознанном возрасте, что скорее всего ребенок не понимает всю серьезнасть ситуации. Мне кажется, сложнее людям кто в осознанном возрасте попадает на диализ. Когда в 20 лет жизнь только начинаются, люди ездят в путешествия и ставят такой диагноз. Это привязывает тебя к дому и больнице. Мне кажется им намного сложнее. А я это приняла как-то в детстве, и это для меня было обыденностью. Возвращаюсь к маленькой Наде, сама хочу спросить: «Что ты чувствовала?». Мне кажется, тогда я была намного даже сильнее, чем сейчас может быть.

Первая пересадка органов


- Тебе уже делали пересадку почки в 14 лет. То есть с 8 до 14 лет ты была на диализе, потом сделали операцию. Почему ты вернулась к этому? Почему новая почка - это не навсегда?

- Я тоже раньше думала, что пересадили, и все. Но, как оказалось, это не так. Почка у меня была изначально не очень хорошая. Не всегда есть шанс того, что орган будет работать. Врачи даже изначально сказали, что, скорее всего, почка прослужит недолго. Она у меня где-то 5 лет прослужила.

Пересаженные люди пьют иммуносупрессии - это лекарства, которые подавляют иммунитет. Для того, чтобы организм не отторгал чужой орган. Но из-за этих препаратов у пересаженных людей нету иммунитета.

Я очень сильно тогда заболела, простудилась. Температура, кашель и так далее. И у меня уже показатели по анализам стали хуже намного хуже, чем было. И врачи сказали, что через год уже все, почка не будет работать. Так и случилось.

Тогда я приехала в Якутск, жила там с мамой. Сама я с Вилюйска, это поселок небольшой. Уже там ровно через год у меня анализы еще ухудшились, намного, и я слегла на 3 дня со слабостью. Потом меня положили в больницу и снова на диализ – почка отказала.

- Что вот в этот момент ты чувствовала?

- Сложно, наверное, внутреннее состояние вспомнить, потому что, скорее всего, я уже совсем смирилась. Я воспринимаю и люблю свою жизнь такой, какая она есть.

Болезнь подарила мужа



- Кстати, о любви к жизни и всему позитивному. Ты познакомилась со своим будущим мужем в больнице?

- Я ходила в другой центр на диализ, потом меня перевели в новый центр. Как раз там он и работал. Я его увидела и подумала, что он какой-то не якут, не Саха. Я спросила у него по-русски, на какой аппарат мне ложиться. Он мне ответил на якутском. Я удивилась, и такая: «Ого!». Вот это была наша первая встреча. И с того момента, я помню, что мы начали дружить.

Меня с детства учили, что нельзя врачей воспринимать как мужчин, что они бесполые как бы. Поэтому я не думала, что у нас отношения могут перерасти во что-то большее.

- И как все так закрутилось?

- Мы общались. Как раз у меня последняя смена была, и у него последняя смена рабочая. Он меня подвозил домой, 4 часа на диализе сидел со мной, разговаривал. Сейчас я даже не понимаю, о чем мы могли разговаривать с ним 4 часа. 

- А как вы сейчас общаетесь? Уже получается почти год, 11 месяцев, вы в разных городах.

- Целый день на видеозвонке, и он приезжал. Вот я приехала в мае в прошлом году, в июне на месяц, в декабре тоже. И как раз сейчас он в городе.

- Как строятся отношения на расстоянии?

- На доверии, конечно же, на уважении. И я понимаю, что мы созданы друг для друга, и я это чувствую, это мой человек. Мы оба Стрельцы. Впервые поцеловались 21 ноября 2015 года. Алексей Гаевич взял меня и поцеловал. Я спросила: «Почему ты это сделал?», а он мне ответил: «Я так захотел». Все. С того момента мы вместе. Поженились мы в 2019 году.

Работа и спорт



- Ты активно занимаешься спортом и работа твоя также связана с ним. Это не бьет по самочувствию?

- Каждый переносит диализ по-разному. Кто-то вот пару шагов сделал и лежит отдыхает. У всех по-разному. У меня не так. Я не люблю себя жалеть. Прихожу домой, сразу готовлю ужин, плотно кушаю. Я после диализа могу все что угодно съесть, поднимается очень сильный аппетит. Потом я делаю свою работу, новую программу пишу и так далее.

Тренировки у меня всегда на следующий день после диализа. Я уже отдохнувшая, поспала, покушала. Чувствую себя прекрасно. Работаю по 5-6 часов подряд, веду тренировки. 

Мы приходим в этот мир один раз. И не надо вот отчаиваться от того, что тебе судьба преподнесла, и жить с этим, принять это. Всегда себя настраиваю, что у меня жизнь намного лучше, чем, возможно, у других. И я не жалуюсь.

- Давно работаешь тренером?

- В Якутске 3 года работала, тут я уже почти полгода. У меня начались из-за диализа проблемы сердцем. До работы я просто лежала, гуляла максимум. Сердце обленились, начались перебои. Врач посоветовал начать двигаться, велик покрутили или что-то такое. Мне велик не зашел, и я сходила на стретчинг. Ощутила, что я туда прихожу с перебоем в сердце, ухожу без. Так начала заниматься на постоянной основе, сама стала тренером.

- Кому бы посоветовала ходить на стретчинг?

- Девчонки ко мне ходят за хорошей растяжкой. Моя программа хорошо подходит для людей, которые только начали заниматься физической нагрузкой. Подготовить свое тело. У нас возрастает выносливость, улучшается осанка, хорошая растяжка, грация.

Вера и семья



- Давай представим: тебе сейчас звонят и говорят, что есть орган на пересадку. Твои эмоции?

- Ой этот звонок, мне кажется, вообще перевернет у меня все внутри и снаружи. Это самый долгожданный звонок в моей жизни.

- Вижу у тебя на шее крестик. Ты верующая?

- Да, вера всегда должна быть. Когда у меня была первая пересадка, у меня было очень плохое восстановление. Можно сказать, меня московские врачи с того света вытащили. Никто не знал и не понял из-за чего так произошло. Помню, что мы с мамой сидели ночам, днями. Я под капельницами, еле лежу, чуть ли не из последних сил. Мы молились. Да, это было. И я верю, что нам помогли.

- Расскажи о своей семье.

- Я вообще в семье приемный ребенок. У меня нет кровных родственников, поэтому и родственной пересадки у меня быть не может. Меня удочерила семья из города Вилюйска. Сама я родилась в Верхнем Вилюйске. Нас четверо в семье. Я самая младшая, у меня есть сестра, братья. У нас очень теплая и любящая атмосфера всегда была в семье, никогда не чувствовала себя не родной. Даже узнала об этом случайно, от бабушки.

Я родилась 8 декабря в день свадьбы моих приемных родителей. Мама это так всегда рассказывает, как будто это знак свыше.

- Ты такая семейная, очень любишь своего мужа, своих родителей. Сама хочешь семью, деток?

- Это, наверное, больной вопрос всех диализников-женщин, понимание того, что у тебя не будет детей. Это точно. Если бы я была на диализе не так давно. Мне было бы там лет 25, и у меня скоро пересадка, и пересадка родственная (тогда орган быстрее приживается, человек быстрее восстанавливается), тогда можно было бы еще самой родить. Но в моем случае это невозможно.

- Может быть приемного ребенка планируете с супругом?

- Мы об этом не думали пока. Я расспрашивала у мужа, он говорил, что не против, но главная цель сейчас – пересадка.

- Ты приехала сюда 11 месяцев назад, и тебя поставили на очередь. А до этого, ты же с 18 лет второй раз на диализе, ты не стояла ни в каких очередях на пересадку?

- После первой пересадки у меня был огромный страх пережить это снова. Просто первая пересадка мне далась очень сложно. Прошло 12 лет, только сейчас смогла собраться с силами и решиться.

Тоска по дому



- Скучаешь по Якутии и родным?

- Да, скучаю по дому, по маме, родным. Я бы хотела бывать чаще у семьи, но в Якутске и Волжском меня держал и держит диализ и операция. Еще очень не хватает морозов. Когда приехала сюда, поняла, как сильно люблю климат Якутии. Холода – это мое.

- А как со стороны, Волжский – комфортный город?

- Конечно. Волжский очень чистый, очень зеленый. Растений много. Это так классно. Летом вообще тут же красота: куда не выйди, все зеленым-зелено. Это вообще классно. Все бы города такие были бы!


Олег Евсеев

Новости на Блoкнoт-Волжский

Будь в курсе событий!
Подпишись на «Блокнот Волжский»
в Телеграм.

Подписаться

0
0