Волжский Суббота, 15 июня
Общество, 29.03.2023 11:00

«В морг могут попасть живые»: о самых страшных историях рассказал патологоанатом из Волжского

Патологоанатом - тяжелая работа даже для мужчин, но в Волжском есть и представительницы этой профессии прекрасной половины человечества. Когда корреспондент «Блокнот Волжский» подготавливал материал о работе патологоанатом изнутри, в голове все никак не складывалось – как хрупкая молодая девушка может работать в морге. О том, почему дамы идут в эту профессию и что может напугать даже тех, кто проводит большую часть жизни в окружении умерших, узнаете в этом интервью. 

- Вы выбрали весьма специфическую работу, особенно для женщины. Почему решили заняться именно этим?

- Изначально, когда я выбирала профессию, у меня в голове была одна сплошная романтика: Агата Кристи, сериал «Кости». Конечно, на деле все оказалось не так как в фильмах, но со временем я все же уверилась, что это именно мое дело, мне комфортно на работе, как бы это не звучало для многих странно.

Ещё я человек, который любит правила, как бы скучно это не звучало. Люблю когда всё «по полочкам», а здесь все настолько строго и по регламенту, что отойти от правил просто нельзя. Сложно бывает, но представить себя на другом каком то месте уже не могу.

- Как долго вы в этой профессии? 

- Почти 10 лет, если считать практику, начавшуюся ещё на последних курсах Академии.

- Какие привычки из-за работы приобрели?

- Сейчас уже меньше это проявляется, но до сих пор осталась привычка ходить по пустым и тихим местам без наушников, прислушиваться к звукам, пискам, крикам у мусорок, особенно если оказываешься в поле или на безлюдной улице ночью. Часто раньше вставала по ночам и смотрела в окно.

- Как на счет «специфического юмора», о котором многие говорят? Ваши шутки бывают жесткими или неуместными для окружающих?

- Да, бывают. Часто разговоры в компании уводят в «неаппетитную» степь. Я проще отношусь к такого роду вещам, поэтому, порой, сложно вовремя сориентироваться, что может быть людям неприятно слышать из-за брезгливости или других причин. 

- В чем вообще заключается ваша работа? 

- В основном, осмотр на месте преступления и установление типа физических повреждений, причин смерти, поиск улик, которые помогут осуществлению правосудия. Так же осмотр и фиксация живых: побои, изнасилования.

- Бывало что вы извлекали из людей какие-то необычные предметы?

- Конечно, всякое случается. Иногда человек может и не знать, что у него внутри что-то есть. Иногда приходится сталкиваться с людьми, которые имеют или имели некоторые психические расстройства, связанные, например, с глотание предметов (аллотриофагия). Это могут быть самые разные предметы:  от монет и до столовых приборов. Самый странный предмет, извлеченный лично мною, была головка от механической зубной щетки.

- Правда ли, что патологоанатомы настолько привыкли к работе, что могут пить чай с печеньками прямо при телах?

- Нет, конечно. У нас есть «грязная» и «чистая» рабочие зоны. Держать эту границу обязательно. Если честно, даже не бывает желания пить чай там, где нужно проводить подобного рода исследования. 

- Приходилось ли работать с телами людей, которых вы знали в своей жизни?

- На этот счет регламента нет, но мы этого не делаем. Это своего рода негласное правило. Для нас каждый умерший человек - очень важное исследование, которое обязательно должно быть четким, максимально обоснованным. Эмоции тут неуместны. А, увы, со знакомыми так не получается.

- Вы помните свое первое вскрытие? Расскажите ощущения.

- Помню, было тяжело. Очень сложно не думать о том, что подобного рода операция, увы, не вернет человека к жизни. Помню, в первое время было нужно силой отключать эмоции и работать с ясной головой. 

Моим первым делом был подросток. Было сложно. Очень хотелось попросить у него прощение за каждый надрез или стежек. Помню, до и после вскрытия я его погладила по голове.

После уже было легче. Многие люди этого не понимают, либо бояться,либо ругают нас. Переживают, что мы что то делаем плохое с их родными, но это не так. Мы такие же врачи, просто наша цель - найти причины, ответить на вопросы «как» и «почему», помочь системе наказать виноватых в данной трагедии. 

- В вашей работе есть какие-то суеверия?

- Если честно,эта работа как то «выбивает» из головы всякие суеверия. Мне очень сложно поверить в разного рода «магические» вещи. Мы, в основном, люди науки. Мы верим в нее. Для многих из нас это, своего рода религия. 

- Вы когда-нибудь испытывали страх, находясь наедине с телом?

- Страх - нет, грусть - да. В морге нет боли. Страх был, наверное, только перед первым посещением морга, но и это, я бы не назвала страхом, а скорее предвкушением перед вратами в неизвестный доселе мир.

- Вы можете сказать, что любите свою работу? Почему?

- Да, я очень люблю свою работу, человеческое тело - оно прекрасно. Со временем ты понимаешь, что и зачем ты делаешь, и понимаешь насколько это важно. Что есть люди, которые ждут ответы, и ты должен им максимально четко ответить. Это сложно объяснить. Хочу отметить, что мы постоянно проходим медицинское обследование, в том числе у психолога и психиатра.  

- О работе патологоанатомов ходят немало мифов. Можете рассказать, почему это не реально: в морг может попасть живой человек, умершие могут издавать звуки или двигаться, органы могут вырезать для пересадки, у трупов растут волосы и ногти.

- Когда мои знакомы узнают о роде моей деятельности, постоянно об этом спрашивают. Многие даже пытаются спорить. Не люблю я эти теории заговора.

В морг может попасть живой человек, но это быстро обнаружится и, в таком случае, будут немедленно приняты меры по его транспортировке в больницу для оказания ему медицинской помощи. На моей практике такого не было ни разу, было у коллег. У меня только встречались случаи, что вызывали наряд по причине «лежит труп», но это был либо подвыпивший человек, либо кома (диабет). Никогда не будут проводить вскрытие человека полностью не убедившись в его смерти.

Что касается странных движений или звуков, то да бывает, но и это всё имеет вполне объяснимые причины. Из-за реакций тканей на разложение или наличия в теле воздуха,бывают разные казусы. Очень чсто при транспортировке или в процессе переворачинания тела кажется, будто мы слушим выдох или стон. В этом как раз виноват воздух, но это и правда бывает застает врасплох. 

Органы мы не воруем и не пересаживаем. После смерти все органы уже не пригодны для трансплантации, да и условий таких у нас в лаборатории нет. Нет, все органы исследуются и возвращаются на место.

На счет роста волос и ногтей: некоторые физиологические процессы в теле умерших продолжаются и после биологической смерти. В том числе рост волос и ногтей. Но весьма непродолжительное время. В основном так кажется потому что тело, в зависимости от внешних условий, интенсивно терять жидкость, и кожа трупа усыхает и стягивается.

Олег Евсеев



Новости на Блoкнoт-Волжский

Будь в курсе событий!
Подпишись на «Блокнот Волжский»
в Телеграм.

Подписаться

волжскийволжаневолгоградволгоградская областьтруппатологоанатом
2
0